Уральский Центр Духовной Культуры
Региональная Общественная Организация

22.06.2019. Без вины виноватые

uPE23qwhV80Россия, а вместе с ней и мы с вами, лишились самого известного в мире общественного музея: Музей имени Н.К.Рериха разграблен и уничтожен.

________________________________________________

У нас все сверху – гром и град…
Землетрясенье – снизу…

Евгений Агранович

Человека мировой славы, знакомого чехам, – нет-нет да и заглянет в Прагу – не узнать! Подавленный – он словно на похоронах присутствовал. Анатолий Карпов с трудом подбирал слова, пугающие смыслом: «Если бы не знал, что в этой истории замешаны следственные органы, юристы Министерства культуры и Музея Востока, я бы сказал, что на нас был осуществлен бандитский наезд…». «На нас» – потому что чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов – председатель Попечительского совета общественного Музея имени Н.К.Рериха в Москве – радеет за него. Гроссмейстер поднимал с пола, снимал со стен искореженные, пустые рамы. (В спешке, торопясь, их освобождали от картин.) Музей испытал два налета. Сюжет с Карповым отснят в марте 2017-го, после первого. После второго осиротевшие залы зияли пустотой, кое-где явные следы варварства – раздолбанные, разрушенные не иначе кувалдой (!) витрины (они были сделаны по индивидуальному заказу в Германии) не подлежат восстановлению. Каждая обошлась в миллион – не государству российскому – на общественный Музей Рериха собирали всем миром, меценаты – ценители искусства вложились в благое дело! Вопиющий факт – среди вандалов – служащие Государственного музея Востока вместе со своим директором.

Фото-, видеосъемки – внешнее наблюдение – как вывозились ящик за ящиком имущество, фонды общественного Музея имени Н.К.Рериха (куда – неизвестно!), фиксировали изгнанные сотрудники. В уникальные, прекрасные залы, ими обустроенные, и даже кабинеты, где по-прежнему оставались их личные вещи, включая документы, служителей Рериха не пускали… Месяц за месяцем куда только они с адвокатами не пытались достучаться! Тщетно! Россия, а вместе с ней и мы с вами, лишились самого известного в мире общественного музея: музей разграблен и уничтожен.

Многогранную композицию в великолепных старинных залах скрепляло единство Науки, Красоты и Духовности. Концепция Музея по настоянию наследника Николая Рериха, его сына Святослава была продумана до мелочей исследователем культуры Индии и Востока Людмилой Шапошниковой. Музей покорял зрителей от первого до последнего шага. Первый зал, словно эпиграф объединяющий, был посвящен Космической Эволюции. Следующий за ним – Санкт-Петербургу, где родился Николай Рерих и встретил свою Елену Прекрасную, музу, друга и единомышленника до последнего дня жизни художника – необыкновенной, в разных землях, странах и континентах…

В дневниках Рериха, знакомящегося с Европой, нежные, трогательные страницы занимает Прага, ее ощущал «вратами в будущее… вестником, который позвал»… Душой ее чувствовал в первом вылете своем «за пределы, за границы», где «за морями – земли великие»… В 1905 году с небывалым успехом прошли выставки художника в Вене, Праге, Берлине, Дюссельдорфе, Милане, Венеции… Рерих вспоминает: «Зерно Пражской выставки заключало в себе нечто необыкновенно дружеское… Приходит письмо от Общества “Манес” из Праги с приглашением на выставку, предлагают перевезти картины, все устроить и слышится в этом приглашении что-то такое сердечное, что открывает всеславянские, всечеловеческие сердца. Тридцать лет прошло с тех пор, но как сейчас помню всю радость, расцветшую от такого сердечного зова. Ведь это была та приоткрытая дверь, которая сразу расширила возможности, поиски и утверждения прекрасные. Пришла эта неосознанная, но внутри долгожданная весть от людей совсем незнакомых – просто из голубого неба… И не от случайного народа пришла, но от близких в духе славян. Ведь братьями их считаем, и в каждой славянской встрече сразу создается созвучие родственной души… Потому-то Злата Прага навсегда осталась для меня вратами в будущее».

Зал – образ Земли Русской. Рерихи побывали во многих российских городах, запечатлев их облик… Зал Живой Этики, философского учения Елены Рерих… Тайны Великих учителей Индии – Махатм… Свет, музыка создавали ощущение безграничности Вселенной над обыденностью…

 russkiy2.jpg  etika2.jpg
Русский зал Зал Живой Этики

Зал Пакта Рериха. В центре – Знамя Мира, символ защиты культурного наследия от войн и вандализма – три красных круга на белом полотне. Оно выдержало испытание в Космосе. (Но не поругание налетчиков! Смятое, искореженное валялось в куче – на свалку?!) Идея Рериха была предложена еще до Первой мировой. Договор «Об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников» (Пакт Рериха) был подписан в США 15 апреля 1935 года представителями 21 государства, включая Штаты. Этот договор – предтеча Международной конвенции о защите культурного наследия. Выставочный проект общественного Музея «Пакт Рериха. История и современность» к 2012 году побывал в 20 странах мира, включая штаб-квартиры Юнеско и Объединенных Наций. Его высоко оценили Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун и Генеральный директор Юнеско госпожа Ирина Бокова. В России, настрадавшейся от Второй мировой, Пакт Рериха принимали с восторгом и слезами в ста пятидесяти городах, намеревались навестить больше – погром прервал эстафету Мира!

 znamyad2.jpg  znamyap2.jpg
Зал Знамени Мира   Разрушенная экспозиция

Возможно, на беду свою (время показало!) без финансовой поддержки государства Международный Центр Рериха воссоздал из руин усадьбу Лопухиных, уникальный объект культурного значения XVII–XIX веков, в самом центре Москвы. За 25 лет существования Музей увеличил благодаря меценатам коллекцию русского художника почти вдвое. Немалая часть картин была приобретена за рубежом и Музею подарена. Виртуальный тур по теперь уже варварски разграбленному общественному Музею Рериха не воссоздает его живого Великолепия! И «лучше один, один раз увидеть» уже не доступно. Помянем ученого, чьими стараниями и интеллектом Музей был славен в Отечестве и далеко за его пределами. «Замечательный центр» – отзывался о Музее предшественник нынешнего министра культуры Александр Авдеев. (Он и предположить не мог осквернения памяти Рериха в столице России!) Министр вручал Людмиле Шапошниковой, академику, генеральному директору общественного Музея имени Н.К.Рериха в 2011 году Государственную награду со словами: «Спасибо за то, что многие годы развенчиваете всякие небылицы о жизни и творчестве этой необыкновенной семьи, собираете и боретесь (!) за их наследие, разъясняете философскую систему Рерихов. За то, что в наше непростое время имеете мужество и боретесь за Культуру!» Напомню – 2011 год. «Боретесь за Культуру». Ключевые слова.

Людмиле Шапошниковой на склоне лет сама Судьба воздает должное за возвращение Рерихов в Россию. В праздничные дни в усадьбе Лопухиных всегда многолюдно. Гости знакомятся с Мемориалом: Николай и Елена, их сыновья Юрий и Святослав – на каменных пьедесталах. Увековечена память славной русской фамилии: художников, ученых, подвижников Культуры…

Октябрь 2014 года. Стодеcятилетний юбилей Святослава Рериха. В торжествах приняли участие посол Индии Канвал Сибал, директор информационного фонда ООН в Москве А.С.Горелик, председатель торгово-промышленной палаты РФ Е.М.Примаков. Людмилу Шапошникову поздравляют, благодарят, осыпают цветами… Сознание исполненного долга разделяют сотрудники Музея и Международного Центра Рерихов.

Следующий, 2015 год обернется для них испытанием на прочность. Уходит Евгений Примаков, глава правительства в лихие ельцинские времена, спасший страну в шаге (!) от пропасти. Примаков, государственный муж, держал и над музеем охранную длань. Знаменательно, до него Торгово-промышленную палату возглавлял Аркадий Вольский. Горбачев отправил Вольского на Кавказ, чтобы избежать войны «своих» против «своих – чужих по крови»: в Нагорном Карабахе вспыхнул этнический конфликт. В грозные времена Отечество и народ спасают Радетели!!! Светлая им память и низкий поклон…

Попечительский Совет Музея Рериха к 2015 году покинули Мстислав Растропович, Юлий Воронцов, Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Индии. (Когда решался вопрос о вывозе наследия Рерихов из Бангалора, потребовалось личное участие посла.) И не пришла еще в себя Россия после прощания с Примаковым – уходит Людмила Шапошникова, доверенное лицо Святослава Рериха.

 kabinet2.jpg
Л.В.Шапошникова

Музей Рериха хранил два рабочих кабинета – генерального директора Людмилы Шапошниковой и президента МЦР посла Юлия Воронцова. В скромных комнатах рабочая атмосфера: деловая корреспонденция, книги, памятные подарки… Что с ними сделали погромщики, направляемые директором ГМВ, вспоминать больно…

Анатолию Карпову без Е.Примакова, Л.Шапошниковой и Ю.Воронцова было суждено на себе испытать смысл слов «один в поле не воин» (хотя и ему самому, и сотрудникам МЦР – мужества не занимать). Карпов и предположить не мог, что первый ход навязанной ему партии – уничтожения Музея мировой славы – был сделан министром культуры (!) В.Мединским 10 сентября 2015 года практически сразу после смерти вице-президента Международного Центра Рерихов и директора общественного Музея. Подчиненные Людмилы Шапошниковой, соблюдая обычаи Руси, не решались тревожить покой ее кабинета, а Мединский спешит «потревожить» мэра столицы личной просьбой.

«Прошу Вас передать из собственности города Москвы в федеральную собственность памятников истории и культуры Усадьбу Лопухиных по адресу Малый Знаменский пер., д. 3/5, стр. 4, 5, 7 и 8.

Учитывая пожелания С.Н.Рериха о размещении в этих зданиях уникального творческого наследия своей семьи, Минкультуры намерено воссоздать целостность комплекса усадьбы и разместить в ней произведения С.Н. и Н.К. Рерихов из Федеральных музеев и частных коллекций.

Уверен, что “усадьба Лопухиных” станет еще одним центром культурного притяжения для москвичей и гостей столицы, а для почитателей творчества Рерихов местом встреч и научных дискуссий.

Прошу поддержать.

С уважением. В.Р.Мединский. 10 сентября 2015 года».

Запомним – сентябрь 2015 года – начало Крестового похода, возглавленного министром культуры, и на что он руку поднимал – Музей Рериха, увенчанный отечественной и зарубежной славой! Музей – обладатель Премии и ценного приза Европейского Союза по культурному наследию Europa-Nostra (2010), ценного приза «Хрустальная Колонна», национальной премии «Культурное наследие» (2017), диплома участника Международной выставки DENKMAL 2010 (Лейпциг). Если бы не разорение и осквернение уникального Музея в 2017 году, сегодня, сохранив свое великолепие, он мог бы праздновать 26-летие!

Из официальной бумаги за подписью В.Мединского вывод напрашивается однозначный – за три года своего правления культурой министр не удосужился в Музей заглянуть и не нашел времени, чтобы ознакомиться с документами, проливающими свет на его появление в усадьбе Лопухиных. Тогда не ускользнуло бы главное условие дарителя, Святослава Рериха, без которого сам факт дарения семейного наследия и возвращения его в Россию не имел бы места быть. И финальные строки министра о «радужных перспективах» – не воспринимались бы кощунством!

Ознакомим министра с условиями дарения, устно и письменно излагаемыми Святославом Рерихом и нотариально заверенными в Бангалоре. Ни о каком создании государственных музеев и речи не могло быть. Свое мнение Святослав Рерих счел необходимым объяснить и президенту Горбачеву, и президенту Ельцину. «Подчинение Музея Министерству культуры, а тем более Музею Востока повело бы к неоправданному, на мой взгляд, заведомому сужению задач и возможностей Центра. Центр должен, по-моему, обладать значительной независимостью, гибкостью, возможностью функционировать поверх ведомственных барьеров, используя новые, нетрадиционные подходы, напрямую выходя на международные сообщества. Суть концепции Музея в том, что наиболее оптимальное функционирование может быть в статусе общественной организации». Рерих сам определил Музею место – в усадьбе Лопухиных и рекомендовал в качестве его директора Людмилу Шапошникову, индолога, писателя, человека делового, ему лично давно и хорошо известного.

Результат. Позиция Рериха была встречена с пониманием и закреплена Постановлением Совета Министров СССР от 4 ноября 1989 года об организации Центра-Музея имени Н.К.Рериха. По распоряжению Правительства Мосгорисполком передает для размещения Музея усадьбу Лопухиных.

1991 год. СССР распался. Правление Советского Фонда Рерихов созывает конференцию для преобразования Советского Фонда Рерихов в Международный Центр Рерихов (МЦР). Устав МЦР регистрирует Министерство юстиции. Но Министерство культуры игнорирует факт признания Международного Центра Рериха правопреемником СФР – Советского Фонда Рерихов. Святослав Рерих, к счастью, жив! Снова обращается к Ельцину, чтобы подтвердить право Международного Центра на (свое!) наследие. И просит президента (!) – иначе не удается – вернуть картины (свои и отца), переданные на временное хранение Государственному музею Востока (288 картин). Правопреемственность узаконена. Но картины Рериху не возвращают. «Музейщиков» понять можно: «брали на время, отдавать – навсегда!» Злые языки утверждают (не без основания), что в ГМВ картинами Рериха распоряжались как личным имуществом… В шальные-то времена! «Приватизацию» Рериха в Государственном музее Востока доказывают конкретно: «Рерих жил на Востоке, изучал Восток, предпринял не одну экспедицию. Он наш, и только нам должен принадлежать»!

Пользуясь должностью и положением (Мединский – доверенное лицо президента), министр развертывает «подковерную» борьбу, нарушая правила закона и чести. Не мог не знать, что Святослав Рерих добился подтверждения статуса «Международный» Центра Рерихов и общественного Музея… В ноябре 2015 года Росимущество спешит передать здания усадьбы Лопухиных в оперативное управление… ГМВ (!). Игнорируя факты, волю дарителя, в письме президенту Мединский уже не мэра – президента вводит в заблуждение, ссылаясь на «почивший в бозе» СФР… Фонд Рериха для него советский, не международный, музей – вроде как и не существующий и, главное, не общественный! Очень Мединскому хочется ситуацию «разрулить». И «разрулил» – загубив благое дело. Великолепный Музей разорен, и, что не менее горько, Мединский подставил президента, его репутацию. Только ли в «родной стране»?! Президент мог не знать историю Рерихов, но министру, своему доверенному лицу, доверился. Письмо министра подкрепил резолюцией: «Прошу учесть интересы государства».

Мединскому только этого и нужно! Иного способа лишить общественный Музей Рериха крыши над головой у министра не было! Теперь во всех инстанциях – правовых, административных, хозяйственных, где решалась судьба Музея, письмо – «козырный туз» министра – обеспечило (увы, не только ему – Отечеству и нам) Пиррову победу. Национальная гордость, уникальный Музей Рериха загублен, варварски. Когда-то министр Наполеона, Жозеф Фуше, произнес фразу, обретшую крылья – «Это более чем преступление – это ошибка». Сгодилось бы и другое с крылышками выражение – «Не мог понять в сей миг кровавый, на что он руку поднимал!» Мединский знал, на ЧТО. А главное – как! Он ведь писатель плодовитый: что ни год, роман. К вступлению в министры, в 2012 году, создал «Стену». Роман о длительной и беспощадной осаде русского города Смоленска. «Стена» – ключевое слово! Усадьба Лопухиных – место жизни, «прописки», деятельности МЦР и Музея гениального художника в «осаде»! Министерство культуры позволило произвол – откровенный! И куда ни кинься, все схвачено! В истории разбирался «Московский комсомолец» (8.11.2017). Заголовок ошеломляет – «Кража на миллиард долларов. Как разворовали наследие гениального художника Рериха». Вместо эпиграфа – предупреждение Рериха, как нельзя кстати: «Последняя война среди людей будет войной за истину»… Вот мы и воюем.

Анатолий Карпов: «Идет война на уничтожение Музея Рериха»

Автор обращает внимание, что Николай Рерих, исследователь, путешественник, ученый, где только ни побывавший, мечтал всей семьей, наконец, вернуться на Родину. В 1938 году он пишет Литвинову, наркому иностранных дел: «Я и члены моей семьи стремимся теперь же принести свои познания и творчество в пределы Родины». Речь шла о безвозмездном даре государству картин… Резолюция Сталина: «Не отвечать!» Когда началась война, добавлю от себя, сыновья Рериха, Юрий и Святослав, направили послу Советского Союза в Великобритании заявления о зачислении добровольцами в Красную Армию. Ответ Сталина был тем же: «Не отвечать». Рерих Николай перечислял средства от продажи картин в Красный Крест СССР. После войны окончательно решил возвращаться на Родину. Но в 1947 году ушел из жизни.

Мне кажется, отношение вождя народов к Рериху можно понять, обратившись к малоизвестному для историков эпизоду 1926 года. Назовем его – «О чем Рерихи предупреждали»… 28 мая 1926 года Николай Рерих и Елена Рерих с небольшим отрядом пересекают китайско-советскую границу, направляясь в центр России. Это была, как выяснилось годы спустя, секретная миссия. Везли Послание: приветствие революции ради мира, свободы, красоты бытия и Предупреждение о крахе светлого пути, если власть достанется Диктатору. Напутствие духовного учителя – Махатмы (Махатма дословно Великая Душа)… В сознании земном она спаяна с таинственной Шамбалой и Учителями Мудрости. Позже выяснилось, что предупреждали об опасности развития экономики вне Культуры, об ущемлении Духа Свободы и приходе Диктатора. Путешественников принимали Луначарский и Чичерин. Основы буддистской философии впечатления не возымели. Идеи бескровной общины Братства не восприняты. Дары учителей отвергнуты. Картины Рериха, выяснилось спустя годы, оказались в Новгороде. И Луначарский, и Чичерин в ту пору самостоятельность уже не проявляли. Ходоков отправили к Дзержинскому. Но Грозного Феликса в день встречи уже не было в живых! Экспедиция спешно покинула Москву. А дальше – в стране предсказанный поворот к казарменному социализму. «Чистки», посадки – невосполнимые потери генофонда страны. Скорее всего, Сталин о визитерах знал.

В оттепель Хрущев в Индии с государственным визитом. Старший сын Рериха – Юрий, ученый, лингвист, востоковед, заручившись его поддержкой, обоснуется в Москве. Его стараниями «оживет» Институт востоковедения, вернет былую славу разгромленная во времена политических репрессий российская буддологическая школа. Юрий заведует сектором философии и религии отдела Индии и Пакистана. Щедрость сына художника к обретенной Родине не знает границ: 432 (!) картины передает Министерству культуры для обещанного Музея отца. Увы, с Музеем не спешат: обещают, обещают… Картины оседают в запасниках. Бытовые условия по тем временам «пристойные» – машина, дача, четырехкомнатная квартира на Ленинском проспекте столицы. Юрия окружают картины отца, связывают с жизнью еще недавней, но уже прошлой, более ста любимых полотен, коллекция тибетской живописи на ткани, раритеты, семейные реликвии, архивы, дневники… Ему бы жить и жить, а он… при неясных обстоятельствах покидает вновь обретенный мир. Поговаривали – спецслужбы с усердием интересовались мистическими находками Рерихов, не хотели утечки за рубеж. И… фантасмагория… Рерихов обслуживали в Индии сестры Богдановы: прибились к семье и вместе с Юрием обживались на новом месте. Постановлением Правительства (!) закрепляется их право на наследство и авторское право (?!). Законный наследник Юрия Рериха, брат Святослав Рерих, несмотря на протесты и право, вне игры. И чертовщина – объявляется в доме некто В.Васильчик с легендой о реинкарнации – перевоплощении в Гения! Сам он «себя перевоплотил» или кто помог в Рерихи пробиться?! Ираида Богданова распоряжается имуществом как «приемная дочь». Подписывается Богданова-Рерих… Васильчик при ней, уже законный муж, хотя, будучи на 28 лет младше, сгодился бы в сыновья… Имущество Юрия Рериха они начали разбазаривать еще в советское время, после смерти Ираиды Васильчик работал с «партнерами». Рерих распродавался с размахом – бизнесменам и олигархам как в России, так и за ее пределами. Существует документ договора Васильчика о продаже картин президенту «Роснефтегазстроя» Ивану Мазуре… Немцов, бывший губернатор Новгорода, картину Рериха преподнес в дар знаменитому музыканту… В 2008 году бывшая квартира ученого была ограблена злоумышленниками – Васильчика найдут привязанным к батарее, большие полотна, свернутые в рулон, вынесут через окно… Кончил Васильчик плохо: нашли мертвым в опустевшей квартире… Картины Рериха разыскивает Интерпол… Вернулась знаменитая «Весть Шамбалы».

После трагедии, которую Святослав Рерих пережил: смерть брата, лженаследники, безответные обращения к министру культуры Демичеву (как и до этого к Фурцевой) с просьбой предотвратить расхищение имущества посторонними лицами, «защитить Рериха», его устраивало только одно решение – Музей общественный. И только общественному Музею он готовил свой Дар. Позиция нынешнего Минкульта, «экспроприировавшего» наследие Рерихов из общественного Музея ради музея государственного, под предлогом «исполнения воли Святослава Рериха» (?!), непристойна! И это мягко сказано.

Коллега свою «повесть в “МК”», «печальнее которой нет на свете» – об ограблении Минкультом общественного Музея имени Н.К.Рериха, заканчивает хлестко: «Старшего Рериха “проротозействовали” – отыгрываются на младшем». Добавлю – жестко, цинично отыгрываются. И под покровом ночи, и средь белого дня. Как у нас водится, в предпраздничные дни (подмогу в момент не кликнешь) нагрянула в Музей Рериха серьезная команда! Молодые, как на подбор, подтянутые ребята. В мою российскую бытность ОМОНом их величали. Ребята не поняли главное – в нехорошее дело их втягивают. Руководствуясь тем, что меценатом Музея был председатель правления «Мастер-Банка» Б.Булочник, подаривший Музею немало картин, изъяли всё, на что перстом указывал… нет, не следователь – советник министра культуры К.Рыбак.

Хорошая идея кому-то из команды Мединского пришла – прессу на свою сторону привлечь. И привлекли телевидение – «Вести»… Стоит на фоне прекрасной усадьбы Лопухиных с микрофоном простоватого лица молодец и, захлебываясь от негодования, вещает «компромат», да еще какой, против сотрудников Музея. С таким запалом Агни Йогу поминает, как будто страшнее доказательства «несоответствия» музейных работников миссии своей быть не может! Это кто же в нынешние времена на телевидении служит?! Не хлюпик, нормального вида мужчина, лицо не интеллигентное, так винить за это нельзя. А вот за неосведомленность нужно. Если сюжет в эфир прошел, значит, у него и редактор есть, и начальство какое-никакое! Неужто не слышали об Агни Йоге, уникальном опыте развития сознания, философском учении о взаимосвязи человека и Космоса?! В мои времена телевидение технически, конечно, было ниже, но чтобы такого рода сюжеты, губящие по персту указующему науку, пусть не нашенского знания, но истинного? Агни Йога – великое учение Индии. Годы усердного труда требует, результат для ума обыденного непостижимый. Использовать философию в качестве осуждения, приговора?! Защищать от нее Православие? Далеко в своей неприязни к делу академика Шапошниковой и мира, почитаемого Рерихом, министр культуры шагнул! И вспомнился эпизод из своей телевизионной службы. Случилось, что высокого ранга чиновника, служащего в ООН, в Советском Союзе сопровождала жена, звания Гуру, духовного учителя Индии. Шри Матаджи Нирмала Деви, так официально ее именовали, имела учеников и европейцев – в США, Англии, Германии – повсюду. В Москве ее кому-то надо было сопровождать. Выбор пал на меня. Знакомство, начавшееся в Москве, продолжилось в Индии. Погружение во внутреннее «я», посещение ашрамов духовной йоги, мир индийских святынь, бесконечных просторов иного континента, иных нравов. Понимание необходимости гармонизировать тело и душу. Никому из моих коллег в голову не приходило в те годы глумиться над знаниями и духовным опытом!

Ниспровергатель общественного Музея к служащим, признающим Агни Йогу, был не в меру агрессивен и заносчив, что ниспровергателям свойственно. Финалом сюжета была щемяще-грустная сцена в зале. Сотрудники музея, создатели сказочно-впечатляющей экспозиции, понимали, что петля министра Мединского, накинутая словно бы на их шеи, сжимается все туже… Сидя за столом, они взялись за руки… Вспомните Окуджаву – «возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке»… Коллеги взялись за руки, в духе противостоя неумолимому противнику, и пели… Щемящий образ страшного, мерзкого беззакония – поругания Великого Мыслителя…

Вскоре Музей пережил еще один налет. Наследие Рериха, изъятое у людей, которым сын художника доверял, кому его вручил, «передано» Государственному музею Востока, с которым Святослав Рерих не хотел иметь ничего общего. Кто все это устроил, нарушив волю дарителя, знаем. Мединский! Культурой руководит, точнее правит, восьмой год. Услугой видеть его в кресле министра обязаны Главе кабинета Правительства Д.Медведеву. В «Единой России» Мединский пришелся ко двору. С гордостью носит значок партии на лацкане пиджака. Поговаривают – не снимает (значок не снимает). Послужной список Мединского начали с конца его деятельности, министром. До культуры, на которую был «брошен» функционер «Единой России», одной ступенькой вниз, был – не поверите (!) – в Налоговой инспекции, дослужился до «классного чина налогового государственного советника службы второго ранга». К культуре самое прямое отношение! Так вот откуда «ветер дул». Если вспомнить 2015, 2016, 2017 годы общественного Музея и Международного Центра Рерихов – в усадьбу Лопухиных наведывались исключительно работники МВД и налоговой самого разного уровня. Музей «трясли», как грушу. Одна проверка за другой – наезд интенсивной государственной машины, запрограммированной на тотальное уничтожение. Музейщики выражаются без обиняков – «кошмарили» проверками… А как же иначе – Мединский для проверяющих «свой парень». Своему человеку да не помочь? И помогали по полной программе «от души» – не только по службе. В 2016 году по требованию Министерства культуры налоговая инспекция (!) проводит проверку МЦР с апреля по декабрь. Злоупотреблений не нашли. Но сумму неоплаченных налогов за музейные экспонаты, подаренные картины, прежде всего насчитали… на 60 млн рублей (800 тысяч евро). Роль дубины власти с готовностью исполнял первый заместитель Мединского В.Аристархов. После отказа МЦР в апелляционной жалобе, в ноябре 2017 года налоговая инспекция наложила обеспечительные меры на все его имущество. Обоснование – «доморощенное» толкование Закона о музейном фонде РФ Министерством культуры. Министр культуры, чин советника налоговой, нашел зацепку и закон толкует исключительно по-своему. Кто прав? Для разрешения спора обратимся к эксперту, члену международного совета музеев (ИКОМ) Галине Дарузе. «Констатирую, это записано в моем официальном отзыве, учет Общественного музея Рериха на момент проверки 2015 года соответствует требованиям Государственного стандарта. Хотя предъявлять такие требования к общественному Музею нет оснований. Музей Рериха ведет свой учет, как требует государство. Предъявлять претензии, которым не соответствуют государственные музеи (70 процентов), музею общественному – невежество! Закон о музейном Фонде РФ 1996 года и поправки к нему не предусматривают обязательной постановки на учет фондов общественных Музеев. Пусть Музей Востока не морочит людям голову…»

Все картины общественного Музея имени Н.К.Рериха опубликованы в его научном каталоге. Общественность должна знать, что ее «водят за нос». Министерство культуры само всячески препятствовало тому, чтобы картины, подаренные меценатом, сотрудники поставили на учет в негосударственную часть Музейного фонда РФ: все обращения сделать это заворачивали под предлогом «есть ли у вас права», «не так бумажки оформлены». Может быть, Министерство культуры хочет заполучить неоформленные картины в свое пользование»?! (Увы, заполучило подчистую методами грубого, незаконного изъятия.) Принципиальные расхождения с министерством, возглавляемым налоговым чиновником, мог бы решить Верховный суд. Но Верховный суд сам определяет вопросы, слушание которых требует определения высшей инстанции. Международный Центр Рерихов в Верховный суд обратился. Два месяца судья Завьялова размышляла – принять или не принять для обсуждения принципиальный вопрос, исключающий захваты общественных музеев. И отказала… С трудом верится, что обошлось без консультации с Министерством культуры. Итог: если Министерство культуры будет требовать музейные предметы учитывать как основные средства, с которых налог взимается в бюджет, плюс штрафные санкции, – без чиновника налоговой в кресле министра культуры не обойтись! В октябре 2018 года Федеральная налоговая служба подает в арбитражный суд Москвы заявление о признании МЦР несостоятельным (банкротом). К тому времени без суда и следствия Музей разграблен и уничтожен. А что если Мединскому-налоговику только с этой целью и было вручено Министерство культуры? Сумма только арестованных картин больше, чем в десять раз превышает сумму долга, начисленного МЦР.

Первый заместитель министра «сигналил» и в МВД РФ: «Направляем обращение о разрушительной и антикультурной деятельности МЦР. Обращаем внимание, что у МЦР отсутствует право на наследство, открывшееся после смерти С.Н.Рериха, поскольку МЦР не является наследником, указанным в завещании Советского Фонда Рерихов, и не является его правопреемником». Эту песню руководства Министерство культуры исполняет регулярно. В.Аристархов «беспокоился» и о том, что на территории усадьбы «крышуются» незаконно 17 организаций, уходящих с помощью Музея от уплаты налогов… (Налоги в министерстве чиновника-налоговика – ключевое слово. Ответа на вопрос, кто же их зарегистрировал и где они, так никто и не получил.) Следующий заход заместителя Мединского еще круче – на самом деле МЦР экстремистское учреждение, «показывает в своих фильмах фашистскую свастику!» Большие надежды в Министерстве культуры с этим доносом связывали. С экстремистами не церемонятся, суда не нужно – «прихлопнут» и без него. Но и на сей раз не «угодил» Аристархов начальству. Вот тогда-то под покровом ночи 28 апреля 2017 года с профессиональной командой (без опознавательных фирменных знаков на одежде) пожаловал в усадьбу собственной персоной еще один ценитель Рерихов, директор ГМВ Седов. По данным МЦР, похищены 5910 единиц хранения, в том числе 728 картин и рисунков, 8810 единиц хранения рукописного архива Рерихов, являющихся национальным достоянием России… Сотрудники Музея, чтобы грабеж остановить, обратились в правовые органы. Но грабеж был спланирован с их молчаливого согласия… 29 апреля, на следующий день, следователи нагрянули вовсе не для разбора ночного инцидента. Опять вспомнили дело «Мастер-Банка» и на этот раз арестовали всё. Без составления протоколов, описей, соответствующих документов и даже без присутствия музейных сотрудников. «Похозяйствовав» самостоятельно, объявили по окончанию своей «правоохранительной» миссии, что отныне Усадьба Лопухиных со всем ее содержимым передается под ответственное хранение Государственному музею Востока.

Как он «хранил и берег» – никому не пожелаешь. В «наистрашнейшем повествовании Шахерезады» такого не сыщешь. На вопросы сотрудников Музея и обеспокоенных почитателей творчества Рерихов ответ «следователей» шокировал: «А вы к этому делу отношения не имеете. Мы не обязаны с вами его обсуждать»… На общественной конференции вне стен «потерянного» Музея член Совета РФ по развитию гражданского общества и правам человека, доктор юридических наук, профессор Илья Шаблинский беспомощно разводил руками. Да и что мог сказать? «Против лома нет приема?» – мы и без него это знаем. Полгода Шаблинский с коллегами разбирались в событиях, разобрались. Составили отчет. Передали Сергею Кириенко в Администрацию Президента. Ответа не было, нет и вряд ли будет… Да, он еще добавил, возможно, у Кириенко отношения с президентом иные, чем у Мединского. Это точно. Впечатляющую фразу о том, что «Путин сегодня гений реальной политики», не Кириенко – Мединский выпустил в свет.

Итак, 29 апреля на территории усадьбы появится следственная группа МВД по уголовному делу «Мастер-Банка». В нарушении всех норм закона перепоручит на ответственное хранение ГМВ строения усадьбы Лопухиных и все находящееся в них имущество без составления протоколов и описей… Беззаконие вопиющее – фактически «беспредел» чиновников Минкульта, присутствующих при захвате чужого имущества. Ни о каком расследовании против Б.Булочника речи не было. Разбой и невосполнимые разрушения в общественном музее, передача его на хранение ГМВ после захвата, Минкультом инициированного, в голове не уложить. Нас снова ввергают в беспредел девяностых?!

Как происходил захват Музея имени Н.К.Рериха и изъятие Наследия (трансляция, 29-30.04.2017)

Но финал, представьте финал, когда ключи от строений усадьбы возвращают, хотя бы ради видимой объективности и приличия, не хозяину усадьбы и Музея «на момент взлома и кражи» – назовем вещи своими именами, а инициатору налета – господину Седову (директору ГМВ)! Правовые нарушения беспрецедентны. Разбой! Эпизод «самоуправства и захвата» списывают… на участкового уполномоченного! В возбуждении уголовного дела отказывают – хозяйственный спор! Минкульт – рука не поднимается выводить полное название доставшегося Мединскому учреждения – не правоохранительный орган, выступает, ведет себя, словно осуществляя прокурорский надзор… Адвокаты – «невообразимое беззаконие».

Итак, ГМВ – поручено хранить. Но его служащие и посторонние лица пакуют и вывозят, вывозят и пакуют… Чтобы концы в воду… Отказываются подписывать акты… Беспрецедентный произвол и беспрецедентное равнодушное поведение правовых органов…

Чтобы дух перевести после страшной московской истории, вернемся-ка в созвучный Николаю Рериху город… В двадцатые годы прошлого столетия Прага – центр русского зарубежья в Европе… Ученые, философы, писатели, актеры, художники в 1935 году, объединившись, помогают Валентину Булгакову создать в Чехии Русский культурно-исторический музей. Все ценное, что хранилось порознь, – редкие книги, предметы старины, семейные реликвии, картины, в том числе знаменитых ныне художников, составили Музейный фонд. После великой, страшной войны, разорившей Музейный Фонд СССР, Булгаков договаривается о возвращении русского наследия на родину. В 1949 году пражский дар был принят. 51 картина передана Третьяковке, 48 экспонатов – Музею Бахрушина… «К 80-летию Русского культурно-исторического Музея в Праге» – называлась выставка произведений искусства в инженерном корпусе Третьяковской галереи в 2015 году. Интерес москвичей к воссозданию пражской экспозиции велик. Воссоздали в целости и сохранности – благодаря профессиональной этике коллег, дар принявших и распорядившихся им. Разницу между нынешними хранителями профессии в ГМВ и служителями Культуры в Третьяковке чувствуете?!

Булгаков, директор Пражского Музея, вернувшись на родину, служил хранителем Яснополянского Дома Льва Николаевича Толстого. У него словно бы второе дыхание открылось. Полагаю, силы жить ему придавало сознание исполненного долга. Вечный покой Булгаков обрел на семейном кладбище Толстых.

Мединскому пришлось-таки ответить на вопрос – что с Музеем Рериха произошло? Ответил в свойственной ему манере – просил «не волноваться»! И поверить ему на слово… что Музей будет, и будет прекрасным. А слухи не утешительны. Усадьбе, скорее всего, готовиться к реставрации (это после всех высоких наград)… И еще вопрос – вернут ли туда Рерихов? Иначе как объяснить предложение Международному Центру Рерихов демонтировать скульптурную композицию Рерихов в усадьбе? И куда вернуть? В Гималаи? Да можно ли так с Рерихами поступать! Неугодное Небесам это дело! Небезопасно Небеса гневить.

В мое журналистское время «принцип лома» имел место быть, но была и возможность последнего раунда борьбы. «Система КПСС была однопартийной, но многоподъездной». Сегодня мало кто помнит о том, что творилось в медицине, в частности в травматологии. Все бразды управления профессионального крепко держал в своих руках академик Волков. Перечислять его медицинские чины – места много займет. Но ни Гавриилу Илизарову – блестящему хирургу, травматологу, изобретателю, ни доктору Сеппо из Таллинна с его мировым открытием не то чтобы ходу не давал, не давал дышать… «Литературная газета» посвятила целую полосу «невеселой» жизни новаторов и их подопечных. Статью «Испытание на прочность» объявили лучшим материалом номера и поместили на доску почета. А когда лавиной «обрушились» письма протеста со всех концов страны великой, по отмашке академика из Центра, смелости поубавилось. Автора решили «сдать» в очередном номере, дескать, погорячились. В отчаянии я кинулась к Старой площади (она, кажется, так называлась), разыскала Центральную ревизионную комиссию ЦК КПСС и, представьте, в проходной позвонила по телефону ее руководителю Геннадию Сизову, просила о немедленной встрече. И он принял, выслушал – по «вертушке» (телефон такой важный был) главному редактору газеты Чаковскому позвонил, вступился за репутацию газеты. И ни чины, ни звание академическое, ни связи Волкова не спасли. И самый «малый грех» директора Всесоюзного травматологического центра – продажа списанных в институте автомобилей «налево» – не прошел начальнику даром.

А нынче?! Авторитетная Комиссия по правам человека при самом президенте полгода изучала «историю» общественного Музея и Международного Центра Рерихов, а поставить в известность о «самоуправстве культурного министра» так и не смогла. Передала материал Сергею Кириенко, сотруднику президентской администрации и… молчание гробовое. У Мединского-то, выходит, проблемы объясниться с Владимиром Владимировичем не существует. А министры-то бывают разные… Шойгу, к примеру, позволил бы так Отечество защищать, как Мединский – российскую культуру?! В Италии из-за скандала с мантией академической ректор университета вынуждена была подать в отставку, не дослужив срока. Мне с Шойгу довелось лично знакомиться. Когда в стране все летело в тартары, пришлось о журналистике забыть и отправиться в медицинское училище, за что, кстати, судьбе благодарна. За год интенсивного труда нам предстояло одолеть четыре года должного обучения. И если бы не Бубнов, блестящий врач, отработавший годы на «Скорой помощи», ни за что бы азы первой медицинской ступени не одолели. Бубнов был нашим спасением, познакомив с четкой схемой работы организма в кризисной ситуации. Стало ясно, с чего начинать и чем заканчивать. Мы были первыми студентами медицинского училища, вознамерившимися четыре года овладеть за год – справились. Серьезный экзаменационный контроль одолели, не подвели ни себя, ни учителей. Бубнову, автору уникальной системы действий медиков в экстренных ситуациях, когда решали исход сражения за жизнь, – надо было помочь пробиться. Помню просторный зал, где Бубнов представлял свой с виду скромный стенд значения чрезвычайного, и вот где-то появляется министр, название, возможно, передаю неточно – по чрезвычайным обстоятельствам, молодой Шойгу, и я лечу к нему со всех ног. Бубнов, как это часто бывает, внутреннего достоинства человек, поведения скромного. Дождавшись паузы, предлагаю времени не терять даром, а сразу к… Но это Шойгу, которого я, намного старше, не знала, не представляла. Он решительно и с достоинством отказался от опеки журналиста, но Бубнова, это важно, не упустил – ознакомился со стендом. Сегодня для всех не секрет, что наша команда специалистов, направляемых в районы катастроф, одна из лучших… Одним словом, спасибо, что имеем министра, который на своем месте.

Мединский «испытан на профессию министра» не был. Он юношей не об искусстве размышлял, в военные готовился. Да медкомиссия не пропустила. Выбрал самый престижный вуз – МГИМО. И поступил. Начало было не без перспектив. К тому же он в партию вступил. Иначе было нельзя. Так что зря на него коммунисты сердятся. И пришлось новоиспеченному международнику искать работу, чтобы достойно семью обеспечить. Не растерялся в трудные времена, занялся рекламой, чем не рискнешь ради семейного благобыта. Не помышляя о культуре, лоббировал Мединский интересы алкогольных, табачных, игорных дел. Очевидно неплохо, смог собственную фирму создать, рекламное агентство с говорящим о хозяине названием, прямо-таки судьбоносным. Много о себе заявляющим. Корпорация «Я». Стал одним из заметных игроков на бирже, обслуживал «Автобанк», «Тверь-Универсал Банк», крупные табачные компании. Успел Мединский порулить объединением корпоративных агентов. В 2009 году на государственной службе. Советник по имиджу директора Федеральной службы налоговой полиции России. Итог вы знаете. Вот только трудно понять – при чем здесь культура?! Запомним, молодой Мединский успешно увлеченный рекламой, в 26 лет на вершине корпорации «Я». Вам эта заглавная буква ни о чем не говорит? 2010 год – в комиссии по противодействию фальсификаций истории в ущерб интересам России. Доверенное лицо президента. А за спиной, только ли за спиной, кто проверял? Биржевой игрок. Крупные табачные корпорации… По состоянию на сегодняшний день Мединские – уважаемое семейство миллионеров, и он, и его сестра… (Данные из интернета. Платят ли налоги, не интересовалась. Предусмотрительность Мединского смущает – ход конем – с Хинштейном союз ради общего труда о кризисах. Тема важная. Но! Хинштейн в Отечестве – обличитель, выводил на свет утаенное.) Итог – сценарист, политолог, докторскую успел защитить, и не одну. Диссертация по истории государства в научном сообществе принята неоднозначно. Мединский обвиняется в плагиате, некорректном заимствовании, ссылках на несуществующие работы. Обвинения серьезные. О некорректном обращении с фактами история Рерихов «вопиет». Но с 2002 года бывший коммунист в «Единой России» – видный функционер. Плюс запомнившаяся фраза о Путине: Мединский определил президента «абсолютным гением современной реальной политики»… За месяц до окончания депутатских полномочий в 2012 году Мединский назначен министром культуры. Министерским креслом обязан услуге главы правительства. Думу Медведев «заговорил». Больше других возмущался Зюганов, отдадим ему должное. Никак не мог понять, за какие заслуги перед отечественной культурой дозволено Мединскому ей управлять?

И ведь как в воду глядел! Увлекшись «переделом собственности в усадьбе Лопухиных», Мединский в ближайшем окружении проглядел мошенников, был шокирован, когда в марте 2016 года ФСБ возбудило дело против руководства Министерства культуры. Пресса назвала его «культурной прачечной» («Десятки миллионов перемывались»). Мединский ни о чем не догадывался, хотя мошенниками руководил его заместитель. Министр прекрасную характеристику на него даже суду предоставил! После реставрации, проводимой случайными людьми, исторические памятники теряли облик безвозвратно. Так бесславно закончилась история Изборской крепости…

Министр повторяет не без пафоса: «Кто не кормит свою культуру, будет кормить чужую армию». Золотые слова! Надо быть справедливой и похвалить Мединского, организующего бесплатные автобусы для школьников к местам боевой славы защитников Отечества. Но увы, история не допускает вольности толкований, оскорбляющих память людскую… До сих пор не улеглись страсти вокруг докторской диссертации. Не согласиться с оппонентами трудно, они не мирятся с вольной трактовкой фактических событий, что проявилось и в истории Рерихов. Руководить Военно-историческим обществом, а Мединский им руководит, с такой установкой опасно.

Напомним министру, как он сам себя «подвел» во время визита в Санкт-Петербург, где лично руководил установкой памятной доски в городе на Неве известному русскому генералу Маннергейму Карлу Густаву (1867–1951), присягнувшему на верность российскому императору. Да, осечка с историей вышла досадная… 16 июня 2016 года на здании Военного инженерно-технического университета Санкт-Петербурга в присутствии министра была открыта торжественно, как полагается при увековечении Памяти, мемориальная доска генерал-лейтенанту русской армии, а затем союзнику гитлеровской Германии финскому военачальнику Карлу Густаву Маннергейму. Оратор Мединский заявил, что «возведение памятников героям Первой мировой войны – это попытка справиться с трагическим расколом в обществе». Написать «Акция вызвала критическую реакцию» – значит не передать подлинное отношение к ней жителей блокадного Ленинграда. Доску обливали красной краской – символом крови. Был подан судебный иск о демонтаже. Депутатами Госдумы РФ направлены запросы в следственный Комитет и Генпрокуратуру, чтобы проверили, не нарушает ли министр федеральное законодательство, запрещающее реабилитацию нацизма. Выяснилось, что доска установлена незаконно, и властями Санкт-Петербурга ее решено демонтировать, что было сделано 13 октября 2016 года.

Вспоминаю маму – ее слезы, почти до последнего дня жизни, только услышит песню военных лет «Прощайте, скалистые горы, на подвиг Отчизна зовет»… В 1939 году ушла добровольно санинструктором из Ленинградского вуза вместе с подругой. Сына, моего брата Олежку, почти грудного, оставила маме – и на финский фронт… (линия Маннергейма). Эту песню они пели. Передовой отряд схватили финны, подругу нашли растерзанной, с «красными звездами», вырезанными на груди… Разная у ленинградцев с председателем Военно-исторического общества память…

Это каким же вкусом обладать надо, чтобы нанести небрежно поверх великолепных обоев серый, тусклый фон?! Когда-то роскошные праздничные залы усадьбы Лопухиных ныне сиротски грустны, и редкие полотна Рериха на стенах ощущения не меняют. Разница духа казенного вместо Красоты бьет в глаза… Востоковеды – новые хозяева обители Рерихов, чтобы дело поправить, по случаю Дня Святого Валентина надумали с молодыми москвичами в музейных залах чайку, как на Руси водится, с баранками испить… Неужто параллель Святого Валентина убиенного, в жертву принесшего себя, и Тень Рериха, с семейством его и со всеми реликвиями памятными, из Музея выставленными, не смущает?! Тризна была бы уместнее по одному и по другому со слезами горючими…

К истории Рерихов следует отнестись серьезно. Они – посланники Воли Небес. Предыдущий опыт усвоен не был. Мы прошли временем «без суда и следствия». А сейчас кто суд вершит? Мединский? Мы его судьей не назначали. И не пристало ему гениев судить…

Владимир Владимирович, не вступитесь ли за Рериха?! Негоже министрам культуры (?!) отсебятину привносить в завещания. Вольной Душе русского Гения в залах с табличкой «Государевы» наверняка тоскливо… Уважьте Рериха! Помогите обществу отстоять его Волю!

Софья Асеева, Чехия, Прага

Источник — http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=6292