Уральский Центр Духовной Культуры
Региональная Общественная Организация

28.09.2020. Эдуард Крамп. Великий нарвитянин. Павел Фёдорович Беликов

БеликовОб уроженце города Нарва, исследователе творчества и философии Николая Рериха и его семьи Павле БЕЛИКОВЕ для портала Tribuna.ee пишет научный сотрудник отдела развития общественного Музея имени Н.К.Рериха, член Эстонского общества Рериха Эдуард Крамп.

_____________________________________________

«Я чувствую себя с Павлом Фёдоровичем в безопасности,
такого надежного друга я вряд ли когда-нибудь буду иметь».
Святослав Рерих

Обстоятельства жизни не свели меня лично с Павлом Фёдоровичем Беликовым (29.07.1911, Нарва – 15.05.1982, Таллинн), хотя теоретически возможность для этого и существовала. Правда, в начале 1980-х годов, будучи школьником, вряд ли я смог бы по достоинству оценить настоящее величие этого человека.

Уже гораздо позже, при знакомстве с теми людьми, которые хорошо знали и ценили Беликова, пришло чувство восхищения, как он смог преобразовать свою жизнь так, что она воспринимается сейчас как история необыкновенного непрерывного восхождения духа.

«Перед нами прошла прекрасная жизнь в служении человечеству. Чистое и высокое сознание. Никаких мелких мыслей самости. Никакого личного возвеличивания. Только путь самоусовершенствования, путь внутреннего преображения и высокая радость Служения. К серым будням и житейским испытаниям он относился как к неизбежной действительности и как к великому послушанию, закаливанию духа. Его волновали масштабы всечеловечности, ответственность человека и человечества в целом за Планету, за земную жизнь и жизнь в Космосе».

Так высоко оценила Беликова в своих воспоминаниях Кира Алексеевна Молчанова, стараниями которой в 1989 году было воссоздано Эстонское общество Рериха. Многие из тех, кто занимался исследованием наследия семьи Рерихов и кому посчастливилось общаться с Беликовым, воспринимали его как Хранителя, наподобие образа одного из рыцарей известной средневековой легенды.

Отражение времени

Он родился в Нарве 29 июля 1911 года. Мать – Мария Матвеевна, урождённая Аатонен, отец которой был выходцем из Финляндии, также была родом из Нарвы. Отец Беликова – Фёдор Александрович – был родом из Великолукского уезда Псковской губернии и жил в Нарве с 12 лет. Служил по торговой части и имел собственную довольно крупную торговлю, однако экономический кризис 1930-х годов вынудил семью перебраться в Таллинн.

В детстве Беликов много путешествовал с родителями, так как семья была обеспечена и могла позволить себе поездки на Кавказ, Волгу, в Крым, Москву и Петроград. Во время первой мировой войны в 1916 году отец отправил сына вместе с матерью в Саратов, где у него были партнёры по коммерческой части. Воссоединиться семье удалось только в 1918 году.

В 1925 году мать поехала в Ленинград навестить своих братьев. Именно там Беликов окончил свой гимназический курс. По возвращении в Эстонию, с 1931-го по 1932 год, прошёл военную службу в эстонской армии, после которой поступил в Таллинне на Высшие коммерческие курсы. Однако безработица долгое время не давала возможности работать по специальности.

При этом Беликов всегда интересовался литературой, философией и искусством. Принимал участие в Русском литературном кружке, выступал с докладами и публиковал литературоведческие статьи. В сборнике «Поток Евразии», вышедшем в Таллинне в 1938 году, была опубликована его статья «Пушкин и государственность», не потерявшая актуальности и сегодня.

Увлечение мыслями Канта, взглядами русского философа-космиста Фёдорова, интуитивными поэтическими озарениями Гёте и Гумилёва формировало основу для дальнейшего внутреннего роста. В своих письмах к невесте и будущей супруге Галине Маховой он высказывается о христианстве, смерти и перевоплощении.

«Мысли о бессмертии – не успокоение. В этом бессмертии не вижу ни минуты покоя, оно мне представляется путём более трудным и ответственным, чем теперешнее моё существование. Человеку страшно очутиться перед лицом Беспредельности со своим жалким багажом знаний. Он чувствует, что Беспредельность раздавит его, а смелости победить эту Беспредельность не хватает. Ведь не быть гораздо легче, чем быть».

Учёный от бога

Особое внимание Беликов уделял изучению Востока и творчества русского художника и учёного, исследователя и мыслителя Николая Константиновича Рериха. Вот как он сам вспоминал о знаменательном событии 1936 года, определившем его жизнь на все дальнейшие годы:

«Я очень любил искусство Рериха, высоко ценил его научную, культурную и общественную деятельность, иногда выступал с докладами о нём. И однажды произошло нечто такое, что можно назвать одним из “чудес Востока”. В один прекрасный день я обнаружил в своём почтовом ящике письмо из Индии от… Николая Константиновича Рериха!

Позднее из переписки с ним я догадался, что обо мне ему сообщил один литератор, проживавший в Таллинне. У него отношения с Рерихом складывались неважно, и, казалось бы, не могло быть ничего хуже, нежели его рекомендация. Однако Николай Константинович почему-то счёл нужным послать мне письмо.

Оно очень вдохновило меня и послужило толчком для того, чтобы начать собирать материалы о его жизни, творчестве, деятельности. С годами у меня сложился большой архив, которым сейчас широко пользуются наши искусствоведы. Этот архив позволил мне написать биографию Н.К.Рериха и принимать активное участие во всём, что связано с творческой деятельностью всех членов его семьи».

Этот архив станет одним из крупнейших в мире. Более 4000 единиц хранения различных документов, фотографий, публикаций послужат не одному поколению исследователей базой для своих изысканий. Начиная с середины 50-х годов XX века практически все публикации о семье Рерихов основывались на этом архиве, что стало началом процесса образования нового научного направления – рериховедения.

«Когда я думаю о Павле Фёдоровиче, то каждый раз испытываю огромное чувство благодарности. Он был тем, добрую помощь которого я всегда на себе ощущала. Первыми нашими публикациями о Рерихах все мы были обязаны ему. Он был первым, сумевшим открыть нам подлинного Рериха во многих аспектах его деятельности. Павла Фёдоровича никто не учил работать с источниками, он не защищал диссертаций, не постигал специальной научной методологии. Но его работы, превосходившие публикации дипломированных учёных, охотно принимали в научные журналы и сборники».

Так говорит о Беликове Людмила Васильевна Шапошникова – историк, востоковед, академик и генеральный директор общественного Центра-Музея имени Н.К.Рериха, созданного в Москве по инициативе Святослава Рериха.

Хлеб насущный и пища духовная

Беликов в «обычной» жизни занимался делами, казалось, совсем уж далёкими от научно-философских проблем. В довоенное время он работал в сфере книготорговли, представляя фирму «Töökool», при которой было отделение советской фирмы «Международная книга». После войны занимал должность главного бухгалтера в Центральном совете спортивного общества «Калев» и машинно-тракторной станции в Амбла. Работал начальником планово-финансовой службы Эстонского управления «Гидрометслужбы», а в апреле 1961 года переехал в посёлок Козе-Ууэмыйза, где до выхода на пенсию работал бухгалтером местного отделения Эстсельхозтехники.

Однажды в разговоре «обо всем» с журналистом Натальей Санниковой-Надточий Беликов заметил: «Так получилось, что хлеб насущный давало одно, а пищу духовную – другое. И знаете, одно другому не мешало, никакого раздвоения не было». В своей статье, появившейся в 1970-е годы одновременно на эстонском и русском языках, она рассказала «об эстоноземельце, собравшем уникальный архив Рериха, и авторе книги-сенсации, мгновенно исчезнувшей с книжных прилавков».

Действительно, книга «Рерих» из серии «Жизнь замечательных людей», автором которой был Беликов, переиздавалась неоднократно. Соавтором он пригласил Валентину Павловну Князеву – кандидата искусствоведения и старшего научного сотрудника Государственного Русского музея в Ленинграде. Любопытно её свидетельство о возвращении первых картин Н.К.Рериха в Советский Союз.

«Было это в конце пятидесятых, когда вернувшийся в 1957 году на родину Юрий Николаевич Рерих привёз в дар нашей стране завещанные отцом полотна. Событие в культурной жизни страны огромное – триста рериховских картин! Выставку надо открывать, а мы, сотрудники, не знаем, как и подойти к полотнам. Раннего-то Рериха все “проходили”, он вошёл во все учебники, а позднего видим впервые. Юрий Николаевич охотно взялся нам помочь, толковал сюжеты, объяснял содержание, но успел провести только два занятия. Неожиданно ушёл из жизни. Каким-то образом о нашей беде узнал Павел Фёдорович, приехал и сделал то, что не успел Юрий Николаевич Рерих».

Опыт духовной биографии

В своей работе «Рерих. Опыт духовной биографии», являющейся, по сути, ключом для полного раскрытия понимания книги из серии «ЖЗЛ», Беликов писал: «Когда автор работал над книгой, то у него было одно стремление – написать так, чтобы впоследствии к написанному пришлось бы только добавлять, но ничего не надо было бы зачёркивать».

Беликов не успел закончить эту книгу. Сын Беликова, Кирилл, передал в Международный центр Рерихов в 2002 году хранившийся в семье переплетённый машинописный экземпляр, который был опубликован на следующий год.

По воспоминаниям близких родственников, Беликов во всём был удивительно гармоничным и цельным, производил впечатление счастливого человека, обладающего талантом прекрасно ладить с людьми. Никогда не проявлял даже намёка на исключительность или снобизм. Распорядок его жизни был строгим: с утра до шести вечера – в конторе за бухгалтерским столом, с восьми до двенадцати – дома за письменным.

Конечно, такой архив мог сформироваться только благодаря ценнейшим внутренним качествам – верности и преданности делу, целеустремлённости и стойкости характера. Его скромность и отсутствие каких-либо эгоистических мотивов отражаются в обширной переписке, с которой можно познакомиться благодаря двухтомнику «Непрерывное восхождение», вышедшему к 90-летию со дня рождения Беликова.

В 1978 году в одном из своих писем он писал: «Когда мне было лет тридцать, я думал, что могу много сказать о Рерихе. Но на профессиональную арену с чувством, что теперь-то я могу сказать о Рерихе так, как надо, я вышел, когда был на исходе пятый десяток лет. А теперь, когда на исходе шестой десяток, я гадаю – сумею ли я до конца жизни вообще сказать о Рерихе то, что нужно, и так, как нужно».

Стоит вспомнить, что ещё в 1968 году Беликов сделал публикацию с библиографией трудов Н.К.Рериха в научном сборнике Тартуского университета, а также выступил в роли консультанта документального фильма «Николай Рерих» («Киевнаучфильм», 1975) и проекта реконструкции усадьбы Н.К.Рериха в Изваре Ленинградской области для создания музея.

Святослав Николаевич Рерих. Друг и соратник

Но самым важным человеком для Беликова всегда был Святослав Николаевич Рерих. В этом нет ничего неожиданного. Беликов переписывался с его отцом, получал от него указания и советы, а когда в СССР в 1957 году вернулся Юрий Николаевич, старший сын в семье Рерихов, то, познакомившись с ним, помогал ему до самой его смерти.

Можно предположить, что неожиданный «уход» Юрия Николаевича и совместное переживание этого момента со Святославом Николаевичем стали обстоятельством, способствовавшим чрезвычайному укреплению их взаимоотношений. Беликов был тем, на кого Святослав Рерих полностью полагался и на помощь которого всегда мог рассчитывать. Когда Рерих прилетал из Индии, Беликов оставлял все свои дела и ехал в Москву его встречать, чтобы сопровождать и исполнять обязанности его секретаря.

Академик Людмила Шапошникова вспоминает: «Секретарь из него был высочайшей квалификации: он мог организовать самое сложное дело, свести с кем надо и выполнить многое другое, что значительно облегчало Святославу Николаевичу его непростую жизнь в Москве. Павел Фёдорович выполнял всё, о чём просил Святослав Николаевич, нисколько не смущаясь, на первый взгляд, “ничтожностью” поручения Рериха».

Святослав Рерих в Москве обычно останавливался в гостинице «Советская». Бесконечные визиты посетителей делились на «лёгкие», как он сам говорил, или «трудные». Вторые, как правило, были связаны с выставками картин. Беликов активно участвовал во всех делах: оформление выставочных залов, споры с чиновниками, запрещавшими развеску тех или иных картин, поиски решений различных организационных вопросов.

Каждый день на выставке Святослав Рерих общался с посетителями, и Беликов всегда был рядом. «Я чувствую себя с Павлом Фёдоровичем в безопасности, такого надёжного друга я вряд ли когда-нибудь буду иметь», – как-то произнёс Рерих.

Но самым сложным и важным делом, которым занимался Беликов во время визитов Рериха, было регулирование потока желающих встретиться с ним лично. Здесь необходимы были организационная хватка, знание человеческой психологии, чёткое понимание важности или неважности самого визитёра для Святослава Рериха. Беликов руководил этим потоком корректно, вежливо и твёрдо, одновременно записывая то, что происходило. Эти записи постепенно стали превращаться в книгу о Святославе Николаевиче. Беликов работал над ней до самых последних дней, уже будучи неизлечимо больным.

Внутреннее мужество помогало ему достойно выходить из самых трудных и запутанных ситуаций, которых было немало. Беликов подходил к жизни реально и никогда не витал в облаках. Своим подходом к исследованию наследия Рерихов он оказал большое влияние на многих. Он был уверен, что все факты, связанные с великими личностями, не могут быть неважными.

Биограф и просветитель, обладавший высочайшим уровнем этической ответственности, Беликов способствовал распространению философских идей Учения Живой Этики и осознанию эволюционной роли семьи Рерихов.

«Пусть светлая память о Павле Фёдоровиче вдохновляет и озаряет Путь всем, ищущим истинный Путь жизни!» – этими словами Святослава Николаевича Рериха я и завершу свой рассказ для ищущих душ, устремляющихся к Прекрасному.

Источник:  https://icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=6794