Уральский Центр Духовной Культуры
Региональная Общественная Организация

11.03.2021. С.Скородумов. Операция «Буря в напёрстке». Послесловие к одной дискуссии

_______________________________________

Есть такое выражение «буря в стакане». Оно означает сильный переполох, поднятый по совершенно незначительному поводу. Автором этого выражения считается французский философ и политик Шарль Луи де Монтескьё. Именно такими словами он прокомментировал политические события в карликовой республике Сан-Марино.

Шумная история, о которой пойдет речь, произошла совсем недавно, и она не заслуживает даже такого определения. По малой значимости событий и последующей попытке раздуть их едва ли не до общепланетарного масштаба, я бы назвал эту историю «бурей в напёрстке».

14 февраля 2021 года на сайте организации «Звезды Гор» с пафосным названием «Единение Народов под Знаменем Мира» появилась статья «Боль моей души», автором которой является Мария Скачкова. Среди нескольких своих болевых проблем госпожа Скачкова высказала буквально следующее: «Меня, как и многих живущих в Уймонской долине, сильно волнует судьба той части наследия Рерихов, которая уже несколько лет хранится в ненадлежащих условиях у частных лиц на Алтае. Если учесть влияние сибирских морозов и то, что экспонатам более 100 лет, неизвестно, в каком состоянии они находятся» [1]. Речь шла о том, что Международный Центр Рерихов (МЦР), по версии Скачковой, будто бы вывез на Алтай и хранит в неприспособленных местах находящиеся у него раритеты семьи Рерихов. Вы думаете госпожа Скачкова подкрепила свое сенсационное заявление какими-нибудь доказательствами – фактами, документами, фотографиями, свидетельствами ответственных лиц или очевидцев? Ничего подобного в статье нет. Просто слова. Но их хватило, чтобы забродил и забурлил интернет.

Обращаясь к руководству МЦР, сотрясает пространство фейсбука и мечет громы с молниями Ольга Щербакова: «Рано или поздно вам придется держать ответ перед Богом и людьми» [2].

«Наиболее ценная часть из Наследия Ю.Н.Рериха была отправлена на Алтай в целях обеспечения его сохранности», – фантазирует на ходу Михаил Бакланов [3].

Интересно, отдают ли критики себе отчет в том, что заявление госпожи Скачковой и высказывания ее «группы поддержки» являются самыми обыкновенными домыслами и слухами, цель которых – умышленно навредить МЦР?

Многие представители Рериховского движения встали на защиту МЦР, и мы им за это очень благодарны. Жительница Уймонской долины Донара отмечает: «Не могу не отреагировать на этот материал, так как проживаю в Уймонской долине уже много лет. Действительно, это чистая клевета не только на МЦР, но вообще сплошная ложь по поводу всего, что прочитала в цитируемых строчках» [4].

Оперативно появилась ответная статья И.А.Садовской «Бактерии клеветы», в которой автор пишет: «После красивых слов об Учении Живой Этики и её создателях М.Скачкова переходит к таким фантастическим измышлениям, которым позавидовали бы завзятые клеветники, коих немало на просторах интернета. Попытку превзойти их во лжи и неуважении к Международному Центру Рерихов можно считать вполне удачной» [5].

Госпожа Скачкова известна не одним, мягко скажем, странным заявлением насчет вывоза наследия Рерихов на Алтай. Уже много лет она одержима идеей дописать Пакт Рериха и создать его современную версию [6]. Вместе с Гунтой Рудзите Скачкова оклеветала автора фундаментального труда «Грани Агни Йоги» Бориса Николаевича Абрамова, которого Елена Ивановна Рерих считала своим духовным сыном [7]. Отметилась госпожа Скачкова и в поддержке незаконной публикации Дневников Елены Ивановны Рерих, которая была сделана вопреки воле автора [8]. Создается впечатление, что душа госпожи Скачковой болит как-то уж очень избирательно и не о том. Получается, что публичные заявления, которые она выдает на-гора, необходимо проверять на детекторе лжи, причем не единожды.

Сама идея вывезти наследие Рерихов в Уймонскую долину и хранить его на «сибирских морозах» даже в страшном сне не пришла бы в голову сотрудникам МЦР. Мы трижды в летнее время проводили выставки картин Н.К.Рериха из серии «Гималаи» в Верх-Уймоне. Жители и гости долины хорошо помнят, с какими вниманием и ответственностью готовились и сопровождались эти мероприятия. И в пути следования, и во время экспозиции экспонаты из наследия Рерихов находились под постоянной вооруженной охраной и с соблюдением необходимого режима.

А с какой тщательностью и любовью хранилось наследие в общественном Музее имени Н.К.Рериха! За несколько лет до его незаконного захвата и разрушения руководство Министерства культуры организовало против нас самую настоящую чиновничью войну. По инициативе заместителя министра культуры Аристархова на МЦР обрушился целый ряд проверок. Только в 2015–2016 годах различные государственные органы 23 раза внепланово проверяли нашу организацию по самым абсурдным поводам. Примечательно, что рабочая группа, состоявшая из специалистов-музейщиков и работавшая в МЦР в конце 2015 года в рамках проверки межрайонной Хамовнической прокуратурой, никаких серьезных нарушений в хранении экспонатов не выявила [9]. Более того, при посещении депозитария Музея члены рабочей группы отметили высокий уровень его технической оснащенности, который редко встретишь в государственных музеях [10]. Отходить от этих принципов мы не собираемся.

В своей статье госпожа Скачкова пишет: «Еще свежи в памяти события раздела наследия Рерихов между МЦР и государством. Трудно вспоминать об этом, но и забыть невозможно. Часть наследия отошла государству, часть – МЦР» [1].

События, о которых идет речь, стали для российской и мировой культуры самой настоящей трагедией. В ночь с 28 на 29 апреля 2017 года Государственный музей Востока при поддержке Министерства культуры, которым руководил министр Мединский, осуществил силовой захват территории и зданий старинной усадьбы Лопухиных, где с 90-х годов прошлого века размещался общественный Музей имени Н.К.Рериха. Наследие Рерихов было незаконно захвачено без составления первичных актов приема-передачи. Его местонахождение общественности до сих пор неизвестно. Сотрудники Музея оказались на улице, причем без личных вещей. И это Скачкова называет «разделом Наследия»?

Имущество МЦР девять месяцев находилось на «ответственном хранении» у руководства Государственного музея Востока. В результате общественный Музей имени Н.К.Рериха был разрушен [11]. Мы получили на руки разбитые витрины, поврежденные фризы и другое испорченное оборудование. Все эти факты вызывают и будут вызывать глубокое возмущение у тех, кому дорога культура России. Но почему-то у госпожи Скачковой и ее сторонников душа и по этому поводу тоже не заболела. С огромным трудом по суду нам удалось вернуть лишь небольшую часть картин Рерихов. И в судах Москвы продолжаются слушаться дела по искам МЦР о возврате всего незаконно изъятого наследия.

Часть пришедшего в негодность оборудования нам пришлось списать. Вместе со старыми информационными планшетными выставками все это и было передано на Алтай друзьям нашего Музея для возможного использования в общественной работе. Вот, собственно, и все тайны. И не было никаких контейнеров с наследием, которые придумала Скачкова. Списанное имущество привезли в Уймонскую долину на обыкновенном крытом грузовике.

Житель алтайского села Чендек Владимир Домнин, который участвовал в разгрузке машины, утверждает: «Сразу успокою (как уже говорил “рериховцам” в нашем селе), там нет ни одного экспоната Музея из Наследия. Все, что требует хранения в тепле (информационные выставки), мы разместили в надлежащих условиях, то, что можно держать в холодном складе, хранится там» [12].

Забавное совпадение! Госпожа Скачкова, которая организовала в Интернете «бурю в напёрстке» живет не на другом континенте, а в том же самом селе Чендек, что и Владимир Домнин. И он, по его же словам, говорил ей о том, что именно находится у него на хранении. Что помешало Скачковой прийти к нему и самой убедиться в правоте его слов, остается загадкой.

И еще одно очень интересное совпадение. Попытка госпожи Скачковой поднять информационную бурю против нашей организации была предпринята буквально через несколько дней после того, как общественность узнала, что в Государственном музее Востока (ГМВ) пропали две картины из наследия Рерихов, незаконно изъятыe у МЦР [13]. А потом оказалось, что в ГМВ не могут найти (и это спустя четыре года после захвата наследия!) еще около двадцати предметов из архива Рерихов, в том числе несколько блокнотов Елены Ивановны и другие ценные документы [14]. Но почему-то Скачкову и «ее компанию» эти исчезновения ничуть не возмутили.

Вся эта история очень напоминает информационный вброс с целью отвлечь внимание общественности от пропажи наследия Рерихов, которое незаконно изъято у МЦР и находится в закромах Государственного музея Востока. Именно для этого и был поставлен под удар Международный Центр Рерихов.

Операция «Буря в напёрстке», организованная госпожой Скачковой, очень хорошо проявила многих представителей Рериховского движения. Кто-то показал себя глубоко внушаемым человеком и безоговорочно поверил клевете, кто-то воспользовался ситуацией, чтобы еще раз напасть на МЦР, а кто-то почувствовал подвох, не поддался манипуляциям автора статьи и встал на нашу защиту.

Передавая наследие своей семьи в Россию, всемирно известный художник и просветитель Святослав Николаевич Рерих настаивал на общественном статусе Музея имени Н.К.Рериха [15]. Любые другие варианты были для него неприемлемы. Наследие Л.В.Шапошникова привезла в Россию только после того, как Правительство выполнило требование Святослава Николаевича о создании общественного музея и дало ему все необходимые гарантии для его безопасного развития. Он призывал представителей Рериховских организаций помогать сотрудникам МЦР и никому не позволять мешать его работе [16]. Последние события еще раз подтверждают, что эти слова из обращения С.Н.Рериха срока давности не имеют.

Операция «Буря в наперстке» наглядно продемонстрировала, что у разрушителей общественного Музея имени Н.К.Рериха есть сторонники, которые по совершенно непонятной для меня причине до сих пор продолжают считать себя «рериховцами». При этом всеми своими поступками они четко и неуклонно действуют вопреки воле Рерихов.

Последний съезд Рериховских организаций, который состоялся 6 февраля 2021 года, убедительно показал, что как бы ни старались самоутвердиться подобные личности и организации, они представляют маргинальную линию в Рериховском движении. Судите сами. В работе съезда приняли участие 184 делегата от 116 рериховских организаций из 15 стран мира: России, Эстонии, Казахстана, Украины, Германии, Белоруссии, Киргизии, Болгарии, Австрии, Латвии, Узбекистана, Азербайджана, Финляндии, Канады, Молдовы. От Российской Федерации в работе съезда участвовали 90 организаций из 9 республик, 7 краев, 25 областей, 60 городов. Участники съезда постановили: «Добиваться: выполнения распоряжений С.Н.Рериха в отношении МЦР – владельца переданного наследия, а также обязательств государства, данных Святославу Николаевичу» [17].

МЦР всегда твердо стоял и будет стоять на позиции выполнения воли Святослава Николаевича Рериха. И мы очень благодарны нашим многочисленным друзьям в разных странах, которые нас неизменно поддерживают.

Двери Международного Центра Рерихов всегда открыты для самого широкого культурного сотрудничества с общественностью. Но, подходя к этим дверям, было бы очень желательно оставлять на пороге ложь, клевету, амбиции, гордыню и неуёмные фантазии.

Источник